Настоящая история Робинзона Крузо

Кто из нас в детстве не восхищался историей о приключениях отважного Робинзона Крузо на необитаемом острове? Он построил себе целый дом, нашел себе друга (практически сам его себе создал, обучив одного из местных аборигенов английскому языку). На самом деле то, с чем он столкнулся на острове, имеет свое название в мире психологии и сегодня мы расскажем вам настоящую историю Робинзона Крузо.

Итак, историю Робинзона Крузо в психологии называют депривацией — это сокращение либо полное отсутствие возможности удовлетворения психофизиологических либо социальных потребностей. Такие потребности не являются необходимыми для выживания, однако люди привыкли к ним с детства и подобные переживания являются обычными для человеческого опыта. Как следствие, депривация в той или иной форме оказывает влияние на организм человека.

А вокруг — никого

Первая форма депривации, с которой, очевидно, столкнулся путешественник на необитаемом острове — социальная. У него не было возможности в должной степени общаться с людьми в том объеме, в котором каждый из нас привык это делать. Лишь спустя достаточно длительное время своего нахождения на острове Крузо обрел Пятницу. И то одного человека для общения недостаточно — социальная депривация в таком виде становится ограниченной, но не пропадает совсем. Значение социума для развития и функционирования человека известно науке давно — исследования так называемых “детей-Маугли” происходили в прошлом веке достаточно активно. Известно, что ребенок, выпавший из нормальной человеческой среды, утрачивает способность учиться речи, его мышление остается на низком уровне развития. Разумеется, последствия для взрослых не настолько катастрофичны, однако и тут все зависит от степени и продолжительности социальной депривации. Очень хорошо социальная депривация среди относительно взрослых людей (подростков со сформированными речью и мышлением) показана в романе “Повелитель мух”. Дети там собрались в стаи, устроили войну друг с другом, дошло даже до убийств — иными словами, из воспитанных маленьких джентельменов ребята превратились в настоящих дикарей. Именно такой результат социальной депривации значительно более вероятен, нежели то, что показано в истории Робинзона Крузо.

В социальной депривации у человека нарушается идентификация с собственным именем, образ Я, временная перспектива. Особенно важным здесь является именно нарушение временной перспективы, так как отсутствие образа будущего и прошлого приводит к формированию патологических мотивов, эмоциональных нарушений, в том числе депрессии. В одиночестве у человека могут сформироваться такие патологические явления, как параноидный синдром, особенно часты галлюцинации. Известно, что галлюцинации зачастую появляются не сами по себе, а в ответ на слабые сенсорные стимулы, усиленные напряженной психикой в несколько раз. В одиночестве напряжение психики и усиленное восприятие слабых стимулов это обычное дело, вспомните только, как часто вы слышите непонятные шорохи, когда неожиданно остаетесь дома одни (при условии, что обычно это не так). Или представьте, что вам нужно что-то сделать очень-очень тихо, вы находитесь в напряжении, и тут неожиданно что-то роняете. Звук от удара будет сравним со звуком взрыва, пожалуй.

Поэтому, к сожалению, история Робинзона Крузо и его социальной депривации выглядит не особенно реалистичной. Скорее, он бы построил себе не домик на дереве, а выкопал нору. И попав домой, скорее всего, вряд ли бы восстановился от появившегося у него параноидного синдрома. Увы, для более реального описания событий стоит почитать уже упомянутый роман “Повелитель мух”.

А вокруг — ничего

Вторая форма депривации, с которой столкнулся бы Робинзон Крузо на острове, кажется не такой очевидной — это сенсорная депривация, когда возможность человека получать привычные сенсорные стимулы (то есть зрительные, слуховые, запахи и т.д.) значительно снижается. Казалось бы, в отличие от космонавтов или водолазов, человек, оказавшийся на необитаемом острове, не сидит в барокамере и вообще испытывает достаточно ощущений на первый взгляд. На самом деле, это не так. Человек, живущий в городе, привык к огромному разнообразию звуков, запахов, визуальных стимулов. Оказавшись на острове, он испытывает резкую нехватку привычных ощущений, так как необитаемый остров — это достаточно ограниченное пространство со стабильным тропическим климатом. Человек, живущий в Центральной Европе, привык к заметной смене сезонов, однако все, что мы видим на острове — пляж с палящим солнцем и иногда дожди. Сильные, непрекращающиеся по нескольку недель дожди. Для того, чтобы понять, как это ощущается, вспомните свое настроение в пасмурный осенний или зимний день, когда преобладающий в окружающей среде цвет — серый.

Сенсорная депривация имеет, в целом, схожие последствия с социальной — апатия, депрессия, галлюцинации. В детстве сенсорная депривация также имеет значительные последствия для развития. Вспомним эксперимент Хебба, когда не сталкивавшиеся никогда с горизонтальными стимулами котята не могли подниматься по ступенькам, а те котята, которые никогда не видели вертикальных — не были способны проходить между ножками стульев. Сотрудники Хебба также провели исследование на взрослых людях — студентах. Людям предлагалось ничего не делать за $20 в час — огромные, по тем временам, деньги. Казалось бы, мечта студента — лежишь, делаешь ничего и получаешь за это деньги. Однако условия полной изоляции оказались настолько невыносимыми, что уже через три дня большинство студентов отказалось от участия в эксперименте. В отсутствие внешних стимулов, мозг активизировался на внутреннюю работу, что вызывало очень сильные и яркие галлюцинации у людей.

Конечно, последствия для нашего Робинзона были не такие сильные, как у студентов Хебба. Здесь его, пожалуй, можно сравнить, с сотрудниками ФСИН, работающими в исправительных колониях вахтовым методом — или с любыми другими “вахтовиками”: в Арктике, на нефтедобывающих предприятиях и т.д. Однообразный пейзаж, с которым сталкиваются такие люди в течение очень длительного времени, приводит, как правило, к формированию у них невротических состояний, психастении, повышенной раздражительности. Попробуйте “послушать” тишину — как скоро вам станет некомфортно? А теперь представьте, что вам нужно слушать тишину несколько месяцев и даже лет. Ощущения, в общем, не из приятных.

В заключение хочется перефразировать известное выражение и сказать, что депривация не приходит одна. Обычно вместе с ней появляются психические нарушения, вплоть до таких, которые вообще не поддаются коррекции в будущем. Так что…

По возможности избегайте необитаемых островов.

Материал подготовила:
Стефания Кожевникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.